Посещение СИЗО-1 и СИЗО-4

​Отчет о двух посещениях 17 декабря членами ОНК СПб следственных изоляторов: СИЗО-1 посетили Екатерина Косаревская и Яна Теплицкая, а СИЗО-4 -- Екатерина Косаревская и Роман Ширшов.
Подробно:

СИЗО-4

Посещение СИЗО-4 началось с очень хорошей новости: в карцере начали делать капитальный ремонт. Ровно месяц назад во время посещения СИЗО-4 мы столкнулись с тем, что карцер постоянно затапливает стоковыми водами, и, как только идет дождь или тает снег, пол заливает содержимым канализации (за десять минут, которые мы там находились, мне стало физически плохо от запаха). Помимо этого карцер отличало: плачевное санитарное состояние, несоблюдение технических норм, чаши Генуя, пробегающая крыса.

Однако, как выяснилось, ремонт коснулся всего, кроме системы стоковых вод. В камерах сейчас устанавливаются унитазы и полки для туалетных принадлежностей, приводятся в порядок стены и пол, обещают (буквально на следующий день) выводить крыс. Но, чтобы это увидеть, нужно в подвале пройти по доскам, положенным поверх стоящей воды, перейти пару луж вброд и чувствовать прежний запах те несколько метров, которые его не перебивает запах краски. Нахожусь теперь в некотором смятении.

Зашли в зал для проведения краткосрочных свиданий. Родственницы заключенных пожаловались нам на то, что оконный проем в перегородке окружен с двух сторон решеткой. От решетки рябит в глазах и невозможно нормально разговаривать с теми, кто находится с другой стороны. “В зале для проведения краткосрочных свиданий устраивается продольная (кирпичная) перегородка, оборудованная, на уровне 0,9 м от поверхности пола, оконным проѐмом высотой 1,3 м, остеклѐнным устойчивым к пробиванию стеклом”, и, по нашим представлениям, устойчивое к пробиванию стекло выглядит совсем не так. В остальном состояние зала хорошее, недавно был проведен ремонт.

Одна из родственниц заключенного рассказала, что в последнее время отношение сотрудников изменилось к лучшему: отношение, с которым сталкивается она лично в последний месяц, несравнимо лучше того, о котором она наслышана по чужим рассказам.

Теперь про заключенных. Всего мы посетили две камеры и одну палату в медсанчасти.
  • Заключенный N в палате nn, который до нашего ноябрьского посещения не мог связаться с женой, и жена которого не могла передать ему необходимые лекарства, теперь получает всё необходимое и говорит, что чувствует себя намного лучше (выглядит точно лучше). Это очень радостная новость.
  • В камере номер mm нам рассказали про проблемы с журналом жалоб: жалобы и обращения теряются, у заключенных из этой камеры нет уверенности в том, что письма в суд отправляются должным образом.

В этой камере заключенный M показал нам выданное ему с завтраком молоко, которое он получает по повышенной норме. Молоко выглядело как простокваша, а пахло как карцер, только с пластмассовыми нотками. После этого сотрудники СИЗО показали нам дневную пробу и бутылки с молоком в помещении для хранения продуктов, вид и запах молока был приличным (сопровождавший нас сотрудник отпил его и все оставшееся посещение выглядел здоровым). Непонятно.

Как бы то ни было, судя по дневной пробе, молоко выдается разведенное сухое: на стенках банки были заметны комочки (подскажите, это соответствует нормам?).

  • В камере номер mn нам сказали о том, что в больнице имени Гааза бывшие сотрудники ФСИН зачастую содержатся в одной палате с остальными заключенными, а никаких жалоб на условия содержания не было.

СИЗО-1

В СИЗО-1 мы пошли по поступившему к нам обращению и (частично) его проверили. Обращение касалось бытовых условий, и мы в очередной раз столкнулись с проблемами СИЗО-1: переполненное СИЗО, переполненные камеры (повсеместно 2 квадратных метра на человека вместо положенных 4 метров), туалеты часто не огорожены, отсутствие положенных по ПВР скамеек, плохая проводка, отсутствие бачка с питьевой водой и подставки под бачок для питьевой воды (нам сказали, что из-под крана течет питьевая по всем стандартам вода).


Про переполненные камеры писать, кажется, безнадежно, но я все равно напишу. Планировка СИЗО-1 (“Крестов”) строга, точна, и измерять повторно площадь камер с 1893 года нет необходимости. Два одинаковых корпуса в форме крестов, 999 камер, каждая камера -- ровно 8 квадратных метров. Несложная арифметика: 8 квадратных метров, 4 квадратных метра на человека, две двухъярусные кровати в большинстве камер. Или так: 8 квадратных метров минус площадь двух кроватей, унитаза, раковины, стола. На оставшемся пространстве длительное время сосуществуют четыре малознакомых человека.

Не в первый раз замечаю ворох переломанных сигарет, говорят, ломают практически все сигареты из передач. Правила внутреннего распорядка, приказ Минюста №189: “68. Содержимое посылок, бандеролей и передач досматривается тщательно и аккуратно, принимаются меры для обеспечения возможности его дальнейшего использования по назначению”.

Во время посещения СИЗО-1 10 декабря Артур Михайлов и Роман Ширшов получили обращение по поводу плохого матраса в “камере 003“, который не заменяют продолжительное время. Роман и Артур обратили внимание администрации на эту проблему, но за неделю матрас так и не поменяли.


P.S. в поисках иллюстрации вбила в поиске гугла “кресты дореволюционные фотографии” и очень удивилась тому, что ни одна картинка не соответствует запросу.

P.P.S. На иллюстрации редкая для Крестов двухместная камера. Чтобы представить себе четырехместную, нужно мысленно убрать скамью, стол со шкафчиком переместить на небольшой пятачок за спиной фотографа (направо, слева стоят унитаз и раковина), и на место, освободившееся от скамьи, поставить вторую кровать. Свежую светлую краску заменить на облупившуюся зеленую, убрать стеклопакет. Жаль, что руководство ФСИН запрещает нам проносить фотоаппараты в следственные изоляторы (впрочем, неудивительно).
P.P.S. А в коридорах между камерами висят репродукции картин из Русского музея
01:04

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!