Посещение Гауптвахты военной комендатуры Санкт-Петербурга

16 января совместно с коллегами по ОНК Вадимом Дегтяревым и Владимиром Денежко посетили Гауптвахту военной комендатуры Санкт-Петербурга.
Подробно:

16 января совместно с коллегами по ОНК Вадимом Дегтяревым и Владимиром Денежко посетили Гауптвахту военной комендатуры Санкт-Петербурга. Это одно из учреждений принудительного содержания военной полиции Вооружённых Сил РФ.

Гауптвахта расположена в старинном здании в центре города (ул. Садовая, 3). Это классического стиля здание XIX века, где раньше размещался ордонансгауз (от фр. ordonnance — «приказ, указание, ордонанс» и нем. haus — «дом») приказной дом, то есть комендантское управление. Гауптвахта напоминает не тюрьму-паноптикон, описанную ещё Иеремией Бентамом, не исправительное заведение американского типа, с его корпусами – крестами, блоками и строгими галереями. Ордонансгауз напоминает тюрьму классического староевропейского типа. Устройство здания более характерно для античного Рима: с помещения со сводчатыми потолками и объемными камерами, дарийскими колоннами, аркадами-галереями и просторным внутренним двором, предназначенным для прогулок и дисциплинарных упражнений. Нам не удалось побывать в подвальном помещении, где раньше также располагались камеры, поскольку там теперь никто не содержится. Как заметил один из действующих членов ОНК: «В бытность мою курсантом советского военного училища, оказался задержан патрулём, довелось и в подвальной камере сиживать».

Любителям фильма «Союз спасения» здесь делать нечего. Декабристов в ордонансгаузе не содержали. Сооружение здания было начато в 1824 и окончено в 1826 году, районный ансамбль застраивался по проекту легендарного Карла Росси. Находится рядом с Михайловским замком, в историческом центре Санкт-Петербурга. Зал и комнаты третьего этажа, выходят окнами на наружные открытые галереи. С них также через окна видно некоторых арестантов, находящихся в камерах.

Как-известно – не место красит человека, а человек место. Гауптвахта – место историческое, благодаря своим легендарным сидельцам. Здесь в апреле-марте 1840 года за «недонесение о дуэли» находился под арестом (после жестокого поединка на шпагах и пистолетах с сыном французского посла Эрнестом де Барантом) корнет Михаил Лермонтов. Одиночную камеру, где содержался поэт, с незапамятных времён показывают всем посетителям. Об этом нас предупреждали. Находится она рядом с карцером. Камера почти не изменилась и подробно описана в стихотворении «Соседка».

Согласно одной из исторических версий, Лермонтов именно здесь впервые встретился с критиком Виссарионом Белинским, который смог навестить поэта и даже умудрился поспорить с ним на творческую тему. Сюда Михаил Лермонтов также пригласил для разговора своего врага Баранта и тут же предложил ему новую пистолетную дуэль. Литератор и будущий российский тюрьмовед камер-юнкер граф В.А. Соллогуб также виделся здесь с Лермонтовым, с которым недавно лично познакомился в салоне Карамзина. При этом родственник и друг поэта А. П. Шан-Гирей, посещавший классика в заключении, в воспоминаниях указывает, что «к Лермонтову тоже никого не пускали, бабушка лежала в параличе и не могла выезжать». Возможно в здании Гауптвахты родились известные стихотворения классика: «Когда волнуется желтеющая нива», «Соседка», «Я, Матерь Божия, нынче с молитвою», последняя строфа «Узника». На этом историческом эпизоде я остановился не случайно, дабы обратить внимание пристального читателя на факт гуманного обращения с узником. На мой взгляд, это является устойчивой традицией данного пенитенциарного учреждения.

По легенде здесь также содержался лётчик Валерий Чкалов за нарушение воздушной дисциплины, пролёт под мостом Равенства (Троицким) в Ленинграде. Возможно, он находился здесь и в другое время, поскольку 6 ноября 1925 года был осуждён военным трибуналом на один год лишения свободы за драку в пьяном виде. Стихов Валерий Павлович не писал, а самолёта у него в камере не оказалось. Лермонтовского геройского следа в ордонансгаузе он не оставил. Начальник Гауптвахты капитан Аветисян по понятным причинам затруднился показать камеру, где содержался героический ас.

На время отложим любопытные вопросы истории! С тех давних пор многое изменилось. Однако традиции воинской офицерской чести и дисциплины остались прежними.

Здание отремонтировано, в помещениях комфортное тепло, покрашено, чисто. Лично проверил радиаторы в каждой камере. Здесь отсутствует основная беда гауптвахт – холод. Отопление централизованное, высокие потолки, достаточно места. Мы также проверили качество питания военнослужащих. Обед подаётся горячим, из собственной столовой, в специально отведённом светлом помещении, первое и второе блюдо раздельно. Военнослужащий на раздаче пищи имеет опрятный вид, одет в белый одноразовый халат, обеденные приборы предлагаются чистые, в достаточном количестве. В предложенном рационе: суп, курятина, гречка, свежий салат, достаточно хлеба, компот. На обед выделялось не менее часа. Все осуждённые охотно хвалили питание.

Военнослужащие в камерах выглядят дисциплинированно и опрятно, бриты, подстрижены, одеты в чистое, уставное сезонное обмундирование, ремни и шнурки армейских ботинок традиционно изымаются.

В камерах имеются: заправленные кровати с полным комплектом постельных принадлежностей, тумбочки, стол, табуретки, баки с питьевой водой, вёдра для отходов, места для хранения личных вещей, индивидуальных средств гигиены. Электрическое освещение достаточно для чтения, также имеется специальное ночное освещение камер. Осуждённых на прогулку выводят регулярно, предоставляется возможность брать книги в библиотеке, играть в настольные игры (шахматы, шашки). В камерах нет запаха табачного дыма, чисто. Вопрос табакокурения решается следующим образом: заключённый вызывает караульного и просит разрешения вывести его в специально отведённое для курения место. Этим пользуются только при наличии личных запасов табачных изделий. Заключённых также выводят в места общего пользования. Мы осмотрели помывочные помещения, душ, туалет, кладовые. Имеется холодная и горячая вода, моющие принадлежности. Помещения отремонтированы, вентилируются. Осмотрены также помещения: изолятора, для бесед со следователем, для задержанных лиц.

В военном округе на сегодняшний день пять гауптвахт. В осмотренном учреждении совсем немного заключённых военнослужащих. В основном, это лица, имеющие временные дисциплинарные взыскания, кто совершил неуставные взаимоотношения, а также те, кто ожидает оглашения приговора. Члены ОНК опросили всех содержащихся на Гауптвахте военнослужащих на предмет наличия жалоб. Время для сна выделяется не менее 8 часов (с 22 до 6 утра). День состоит из занятий строевой подготовкой (время – в зависимости от погоды), изучения устава, приёма пищи, прогулки и свободного времени. Мы посетили гауптвахту в прохладный день, строевая подготовка длилась около часа. Члены ОНК также имели возможность наблюдать её продолжительность, характер и особенности. Проводилась профессионально, военнослужащие одеты по уставу, в соответствии с зимним временем года.

Мы также посетили кабинет фельдшера, ознакомились с его работой. В момент посещения членами ОНК фельдшер вёл медицинский приём, тактично осматривал военнослужащего, измерял артериальное давление и заполнял медицинскую документацию. В кабинете имеется необходимый запас лечебных препаратов с актуальным сроком годности, средства первой медицинской помощи. Фельдшер-курсант грамотно ответил на все профессиональные медицинские вопросы по поводу тестов проверки военнослужащих на наркотическую зависимость, заполнения документации и терапевтической проблематики выявления больных.

Заметно, что в подразделениях личного состава поддерживается высокая воинская дисциплина. Грубого или неэтичного отношения к заключенным не выявлено. Признаков косвенно, указывающих на какое-либо наличие неуставных отношений к военнослужащим, подвергшимися дисциплинарному наказанию, члены ОНК не обнаружили.

Стоит отметить, что Начальник Гауптвахты капитан Аветисян проявил искренне внимание к работе ОНК, уделил достаточно времени для работы комиссии и исчерпывающе ответил на все наши вопросы.

Завершить повествование я хотел бы строфами одной из редких редакций вышеупомянутого стихотворения Лермонтова «Соседка». Фабула такова: поэт находится в заключении, через окно он ежедневно может наблюдать девушку, которую ошибочно принимает за дочь тюремщика. Юная особа общается с узником чуть-заметными знаками. Возможно, это просто игра воображения молодого корнета, но его чувства и разум создают сменяющиеся картины, напоминающие современный киносеанс. Эти лёгкие впечатления ведут мысль русского классика к неизбежной теме тюремной лирики – героическому побегу:

«У отца ты украдь мне ключи,
Часовых разойтись подучи,
А для тех, что у двери стоят,
Я сберег наточенный булат».

Конечно же, ни в те времена, ни сегодня, ключи от Гауптвахты не лежали под подушкой у хмельного старого служаки, часовые не болтали у решёток с наивными девушками, а острая сабля русскому поэту, в камере могла лишь присниться.

Посещение Гауптвахты оставило не только яркий след в сознании философа, главное – представители ОНК остались довольны условиями содержания военнослужащих. Не вижу оснований говорить о каком-либо нарушении прав заключённых в этом учреждении. Надеюсь, мои товарищи по ОНК – согласятся!

02:54

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!